660021, Красноярск, ул. Красная площадь, д.17

+7 (391) 221-29-87, 221-36-36 info@op.krsk.ru

НАКАНУНЕ БОЛЬШИХ ПЕРЕМЕН

Член Общественной палаты Красноярского края Александр Чернявский принял участие в заседании экспертного клуба «Комитет развития», где обсудили итоги конституционного плебисцита в России и регионе.

Конституционный плебисцит завершился. За новую редакцию Основного закона проголосовало подавляющее большинство россиян, пришедших на избирательные участки. Казалось, можно поставить логичную точку в этом сюжете, однако политики, эксперты и общественники продолжают обсуждать причины триумфальной победы сторонников Владимира Путина и возможные последствия этой важнейшей реформы. Обсуждают не только в Москве и российских регионах, но и в столицах ведущих стран мира. И для этого есть серьезные основания.

Комментаторов можно условно поделить на три группы. В первую входят скептики, которые устало замечают, что Основной закон – это, по сути, декларация, которая ни на что не влияет. По их прогнозу, и после плебисцита всё в нашей стране будет катиться по накатанной колее. Во второй группе собрались убежденные противники российской власти и их единомышленники на Западе. Весомый пакет из более чем 200 поправок они примитивно свели к пресловутому обнулению президентских сроков Владимира Путина. Именно на этом постулате они построили контркампанию против поправок. Правда, без особого успеха.

Пожалуй, самую многочисленную группу составляют люди, которые увидели в конституционной реформе шанс на позитивные преобразования, перезагрузку системы управления и корректировку социально-экономического курса. К этой группе можно причислить и участников 93-го заседания «Комитета развития» - старейшего в Сибири экспертного клуба, обсуждавших на этой неделе итоги Всероссийского голосования по конституционным поправкам и возможные последствия плебисцита. В заседании участвовали представители Общественной палаты региона и краевой избирательной комиссии, философы, правоведы и политологи из разных стран.

Красноярский край оказался в СФО среди лидеров и по явке, и по количеству голосовавших за конституционные поправки. Сенсацией это не назовешь. Ещё в девяностые годы эксперты называли наш регион российским «Нью-Гэмпширом», поскольку многие результаты федеральных избирательных кампаний на берегах Енисея были очень близки к среднероссийским показателям. Хотя в последующие десятилетия и случалось, что красноярские избиратели на выборах демонстрировали непредсказуемые результаты, но нынче сенсаций не произошло.

Тем не менее, нельзя сказать, что кампания по поправкам оказалась для красноярцев формальностью. Уже через две недели после оглашения президентского послания Федеральному Собранию, в котором прозвучали предложения Владимира Путина по конституционной реформе, в Красноярске состоялось совместное заседание Общественной палаты края и региональной ассоциации юристов. В нем принял участие сопредседатель группы по изменению Конституции, сенатор Андрей Клишас. Красноярцы предложили более 20 поправок, часть из которых потом вошла в новую редакцию Конституцию. Активное участие члены Общественной палаты Красноярского края приняли также в подготовке наблюдателей к плебисциту.

Большая нагрузка выпала и на сотрудников избирательных комиссий. Им впервые пришлось работать целую неделю, причем в суровых условиях коронавирусной угрозы.

Ожидаемо крикливое оппозиционное меньшинство после плебисцита усомнилось и в результатах, и в легитимности процедуры. Однако шум в соцсетях и либеральных СМИ никого особо не впечатлил – очередная буря в стакане воды не привела ни к акциям протеста, ни к какому-то заметному отклику простых людей.

Хотя сейчас в стране немало социально-экономических проблем, которые объективно могли негативно сказаться на результатах голосования, но победа осталась всё же за партией здравого смысла.

Успех государственников объясняется не только и не столько слабостью противников власти. Есть и более серьезные причины, почему народ откликнулся на призыв своего лидера и поддержал конституционные поправки. Для понимания этих причин надо вспомнить, в каких условиях принималась Конституция, которую пришлось так серьезно редактировать сегодня.

1993 год. Россия раздавлена предательством верхов, которое привело к тяжелейшему поражению в геополитическом противостоянии с Западом и развалу Советского Союза. Жесточайшие либеральные реформы Егора Гайдара заставили большую часть россиян думать исключительно о выживании. Чубайсовская приватизация открыла дорогу разграблению народнохозяйственного комплекса страны. Тогдашнее руководство страны во главе с Борисом Ельциным ничего серьезного не предпринимает без согласования, как тогда мрачно шутили, с Вашингтонским обкомом. В этой ситуации срочно пишется новая Конституция, которая во многом становится калькой с западных аналогов. Фактически, это была Конституция побежденного государства, которую надиктовали заокеанские победители.

Незадолго до референдума по принятию Конституции в РФ в стране чудом не случилась гражданская война. Безответственная политика Ельцина привела к жесточайшему противостоянию двух ветвей власти – исполнительной и представительной, которое закончилось расстрелом российского парламента. Естественно, что немало людей, возмущенных этим беспределом, на референдуме голосовали против Конституции – более 40 %. Я тоже тогда поставил свою галочку в графе «против», поскольку считал (и считаю), что ельцинская Конституция не отвечала нашим национальным интересам.

С учетом этих обстоятельств имело смысл задуматься над конституционной реформой не в 2020 году, а гораздо раньше. Возможно, даже после знаменитой речи Владимира Путина в Мюнхене в 2007 году, когда глава российского государства выступил с программным заявлением, в котором четко артикулировал приоритет национальных ценностей и интересов. Коллективный Запад тогда очень сильно напрягся, и для этого были основания: после тяжелейшего нокаута 1991 года Россия вновь возвращалась в клуб ведущих мировых игроков. Наверное, самый благоприятный момент для внесения изменений был в 2015 году, когда наблюдался пик патриотических настроений после возвращения Крыма в состав России.

Впрочем, и события последней пятилетки объективно сыграли в пользу сторонников ревизии ельцинской Конституции. Если в начале девяностых годов для многих россиян Запад ещё представлялся этаким «сияющим градом на холме», потребительским раем, куда бездумно устремилось всё человечество,то последующие десятилетия развеяли эти иллюзии. Неприкрытая русофобия, двойные стандарты и санкции, доведенные до абсурда принципы либерализма, фактически перевернувшие с ног на голову все традиционные христианские ценности, многочисленные глобальные кризисы, которые во многом на совести правителей Запада – все эти аргументы работали на конституционные поправки эффективнее многих агитационных роликов.

Именно поэтому столь позитивно были восприняты многими людьми поправки, укрепляющие традиционные семейные ценности. ЛГБТ – меньшинства в России вряд ли будут себя чувствовать в привилегированном положении. Содом и Гоморра пусть возрождаются на «просвещенном» Западе, мы же вполне обойдемся без однополых браков и гей-парадов.

Конституционные бастионы пришлось воздвигать не только из-за эрозии традиционных ценностей. Никуда не делась бескомпромиссная геополитическая борьба. «Война всех против всех» становится чуть ли не главным лозунгом современной эпохи. В этой ситуации нужно быть готовым к любому развитию событий.

Одним из самых принципиальных для многих россиян стал пакет поправок, укрепляющих государственный суверенитет страны. Именно они вызвали резкое недовольство «западных» партнеров, увидевших в этом шаге отказ нынешней российской власти от позорного горбачевско-ельцинского наследия. Речь, в частности, идет об очень важной поправке к статье 67. Она предусматривает неотторжимость территории Российской Федерации. Эта поправка фактически снимает с повестки навязший в зубах «вопрос о Курилах». Хотя японцам с этим и трудно будет смириться, но этот вопрос уже не будет поводом для спекуляций и расторговок.

Серьезным ударом для наших зарубежных оппонентов стало провозглашение приоритета российских законов над международным правом.

Вопрос – что нам ждать после плебисцита – сегодня остается, пожалуй, самым интригующим не только для отечественного политического класса, но и для всех россиян. Вряд ли дело ограничится косметическими изменениями в системе управления. Судя по президентскому настрою, в ближайшие годы произойдут очень серьезные перемены во многих сферах нашей жизни.

Участники 93-го заседания Экспертного клуба «Комитет развития» согласились с тем, что конституционный плебисцит дал импульс для серьезной законотворческой работы всех уровней власти, которая серьезно поменяет правовое поле страны. Но, может быть, важнее всего, что мы сделали серьезный шаг к созданию на прочном фундаменте национальных интересов современной идеологии, которая будет соответствовать и новым вызовам, и особому месту России в современном мире.

  • Поделиться
Предыдущая новость Наталья Грушевская: Общественное наблюдение – эффективный механизм гражданского контроля